sonateam (sonateam) wrote,
sonateam
sonateam

старая добрая Англия

Предметом изучения представленной статьи является демографическая ситуация в современной Великобритании, испытывающей в наши дни резкий рост численности населения. Подробному анализу подверглись ключевые демографические показатели и основные каналы прибытия мигрантов в страну на рубеже XX – XXI вв.
Введение

Население современной Великобритании растет как никогда быстро в постколониальную эпоху, причем опережающими темпами от десятилетия к десятилетию.

В 1971 г. в стране проживало 55,9 млн. человек, в 1981 г. – 56,3 млн. За десять лет прирост составил всего около 400 тыс. человек. В 1991 г. в Великобритании проживало 57,4 млн. человек, прирост за десятилетие составил уже 1,1 млн. Перепись 2001 г. показала, что население выросло на 1,7 млн. человек и составило 59,1 млн. За следующие десять лет к 2011 г. население выросло еще на 4,1 млн. человек, составив 63,2 млн.[1]

За период 2011-2015 г. ежегодный прирост держится на уровне 400-500 тыс. человек В 2011 г. население Великобритании составляло 63,2 млн. человек, в 2012 г. – 63,7 млн., в 2013 г. – 64,1 млн., в 2014 г. – 64,6 млн., в 2015 г. – 65,1 млн.[1]

Показатели прироста населения современной Великобритании хоть и сопоставимы с показателями столетней давности, однако, весьма специфичны в деталях и неравномерны по этническим группам. На первый план сегодня выходят незначительные ранее факторы – миграция из стран Азии, Африки и Европы, низкая рождаемость, увеличение среднего возраста, отток британского населения и др.

К современному положению дел в области демографии Великобритании шла длительным путем, поэтому основным временным шагом в оценке демографических данных для нас будут не отдельные года, а десятилетия, что позволит выделить общие долговременные тенденции.

Актуальность проблем в сфере демографии и тестно связанного с ней миграционного вопроса лишний раз подтвердили результаты референдума 2016 г. о выходе страны из ЕС, а также рост напряженности в межнациональных и межрелигиозных отношениях, вылившийся в серии терактов 2017 г.

Мигранты - главный фактор роста

В современной Великобритании приток трудовых ресурсов из-за рубежа стал основным источником пополнения трудоспособного населения страны. Если до 2004 г. наибольшее количество мигрантов приезжало из бывших колоний империи (Индия, Пакистан, Бангладеш, Субсахарная Африка, страны Карибского архипелага), то в последние десять лет лидерами по иммиграции в страну стали страны-новички ЕС (Польша, Прибалтика, Румыния, Болгария Хорватия и др.) [3].

Британские граждане трудосопособного возраста, наоборот, страну чаще покидают, чем приезжают. Чистая миграция на сентябрь 2016 г. по отношению к сентябрю 2015 г. была 273 тыс. человек, что вполне сопоставимо с показателями за предыдущие годы. В страну приехало приблизительно 596 тыс. человек, а выехало 323 тыс. При этом положительный баланс наблюдается только у граждан ЕС (их стало больше на 165 тыс.) и не граждан ЕС (их стало больше на 164 тыс.), в отношении британских граждан сохранился отрицательный баланс, их стало меньше на 57 тыс. человек (въехало 71 тыс., а выехало 128 тыс.) [7].

Характерным показетелем остается доминирование среди тех, кто приезжает в страну за престижным британских образованием, граждан Китая и США (оплачивающих образование и, соответственно, инвестирующих в экономику страны), и практически полное отсутствие таковых среди мигрантов из ЕС. Например, в 2016 г. всего было выдно 194 608 виз для обучения, из них 76 225 виз получили представители Поднебесной (39% от общего числа), 13 101 виза досталась гражданам США (7%), 10 798 виз у граждан Индии (6%), 8 995 виз – Гонг Конг (5%), 7 697 – Малайзия (4%) [13].

Вид на жительство, дающий основания для постоянного проживания в Великобритании, в первую очередь интересен тем категориям мигрантов, кто, в отличие, например, от граждан ЕС, не может просто приехать в страну и остаться в ней работать. Поэтому абсолютное большинство видов на жительство приходится на граждан неевропейских государств, в первую очередь, граждан Британского Содружества.

Предоставление видов на жительство в период с 1960 г. по 2015 г. выросло многократно, с 16 тыс. разрешений в 1960 г. до 90 тыс. в 2015 г. В 1960-е гг. ежегодно выдавалось в среднем 60 тыс. разрешений, в 1970-е гг. – 72 тыс., в 1980-е гг. – 51 тыс., в 1990-е гг. – 61 тыс., в 2000-е гг.– 141 тыс. в год, в 2010-2015 гг. – 147 тыс. в год. Причем, 2010-е гг. ознаменовались сокращением ежегодного числа выдаваемых грантов – с 241 тыс. в 2010 г. до 90 тыс. в 2015 г. [15]

Непререкаемыми лидерами по количеству получаемых видов на жительство в 2000-2010-х гг. остаются граждане Индии, Пакистана, Бангладеш, ЮАР, Сомали, Нигерии, Зимбабве. Например, только в 2015 г. граждане Индии получили 18 тыс. видов, Пакистана – 10 тыс., Зимбабве – 4 тыс., Нигерии – 4 тыс., Бангладеш – 3 тыс. [18]

Всего за 1984-2016 гг. Великобритания получила около 1 млн. заявлений на предоставление убежища, из них первоначально одобрено было 935 тыс., но в конечном итоге убежище получили лишь 272 тыс. заявителей, отклонено было 662 тыс. заявлений. Наиболее продуктивными в этом способе миграции были 2000-е гг., когда в среднем в год власти получали 44 тыс. заявлений, в 1980-х г. ежегодно было поступало около 5 тыс. заявлений, в 1990-х гг. – 37 тыс. в год. В 2010-х гг. произошло снижение до 24 тыс. в год [19].

За период с 1962 г. по 2016 г. иностранцам всего было выдано 4,2 млн. британских паспортов, абсолютное большинство которых на основании длительного пребывания в стране (2,2 млн.) и брака с гражданином Великобритании (1 млн.), еще 933 тыс. паспортов получили дети, чьи родители имели отношение к Великобритании, остальные основания для получения гражданства дают совершенно несущественную цифру (около 16 тыс.). Чем больше мигрантов прибывало в страну, тем большее количество паспортов выдавалось впоследствии. Если в 1962 г. гражданство получили лишь 23 тыс. человек, то, например, в 1989 г. уже 117 тыс., в 2009 г. – даже 203 тыс., абсолютный рекорд с 207 тыс. пока удерживает 2013 г. Динамика выдачи паспортов по десятилетиям показательна и полностью совпадает с тенденцией роста миграционных потоков. В 1960-х в среднем ежегодно британское гражданство получало 22 тыс. человек, в 1970-х – 37 тыс., в 1980-х – 63 тыс., в 1990-х – 47 тыс., в 2000-х – 138 тыс., в 2010-2016 гг. – 166 тыс. [20]

Британское гражданство за период с 1990 г. по 2016 г. чаще всего получали представители быших британских колоний (но, разумеется, не только бывших колоний) - Индии (373 тыс.), Пакистана (288 тыс.), Нигерии (139 тыс.), Бангладеш (121 тыс.), ЮАР (109 тыс.), Сомали (109 тыс.), Филиппин (104 тыс.), Шри Ланки (92 тыс.), Турции (89 тыс.), Ганы (73 тыс.), Китая (73 тыс.), Ирака (69 тыс.), Зимбабве (63 тыс.) [23].

Таким образом, мы можем наблюдать, что динамика миграционных потоков в Великобританию в последние десятилетия неуклонно нарастает, приближаясь к угрожающим для национальной безопасности цифрам в сотни тысяч человек в год.

Можно также отметить, что далеко не все мигранты, приехавшие в страну, остаются в ней, существует и отток мигрантов, устапающий, конечно, притоку. Обратная ситуация сложилась в отношении граждан Великобритании, их выезжает из страны больше, чем приезжает.

Парадокс заключается в том, что на протяжении второй половины ХХ – начала XXI вв. британское миграционное законодательство постоянно ужесточалось, но миграция при этом не уменьшалась, а только возрастала. В стране существует влиятельное миграционное лобби, заинтересованное в постоянном притоке трудовых ресурсов [3, с. 17-20].

Вымирание коренного населения Великобритании

Демографические проблемы современной Великобритании многогранны и комплексны. Они не ограничиваются удручающими тенденциями только в каком-нибудь одном аспекте, а демонстрируют нам общий и неуклонный упадок демографических показателей в последние 50-60 лет, легко отслеживаемый от десятилетия к десятилетию.

Если не принимать во внимание колебания рождаемости по отдельным периодам, то тренд снижения рождаемости в течение ХХ в. очевиден. Население страны росло весь ХХ в., а рождаемость при этом постоянно снижалась.

Однако, на показатели воспроизводства населения эти успехи заметного влияния не оказали. При сократившейся рождаемости и увеличении населения в основном засчет притока мигрантов уровень смертности в стране в количественном отношении остался на прежнем уровне, приблизительно 600-650 тыс. человек в год [25].

Огромную роль в сохранении и воспроизводстве населения играет институт семьи и брака. Крепкая моногамная многодетная семья, освященная церковью, была основой европейской цивилизации, обеспечивающей стабильное воспроизводство населения. Однако в современной Великобритании (как и в других странах Западной Европы) можно констатировать деградацию этого традиционного социального института.

Британцы сейчас создают новых семей примерно столько же, сколько создавали 100 лет назад, когда население страны было приблизительно в 2 раза меньше, чем сейчас. Но даже это само по себе не столь негативный момент, как число разводов, выросшее за ХХ в. на два-три порядка.

Количество разводов, разумеется, уступает количеству браков, однако, на на два брака приходится в среднем один развод, что не может считаться положительным обстоятельством. Развод, бывший еще век назад из ряда вон выходящим событием для британского общества, стал нормой в межполовых отношениях.

Бездетные, неполные и семьи с небольшим количеством (1-2 ребенка) детей в британском обществе вытеснили многодетные семьи.

В 1996 г. в стране насчитывалось 16,5 млн. семей, из которых 6,6 млн. не имели детей, а еще 2,4 млн. состояли только из одного родителя (2 млн. матерей-одиночек и 356 тыс. отцов-одиночек), в 2016 г. из 18,8 млн. семей бездетными были 8 млн., а еще 2,9 млн. семей состояли из родителей-одиночек (2,4 млн. – матерей, 404 тыс. - отцов) [27].

Численность людей, проживающих в неполных семьях, выросла с 6,3 млн. (в семьях матерей-одиночек проживало 5,5 млн. человек, отцов-одиночек – 861 тыс. человек) в 1996 г. до 7,4 млн. (в семьях матерей-одиночек - 6,5 млн., отцов-одиночек – 965 тыс.) в 2016 г. [28]

Полные семьи с большим количеством (три и более) детей становятся частью истории. В 1996 г. в Великобритании насчитывалось 949 тыс. таких семей, в 2016 г. их число уменьшилось до 765 тыс. Число семей, имеющих одного ребенка, за эти два десятилетия уменьшилось с 1 979 тыс. до 1 880 тыс., двух детей – с 2 295 тыс. до 2 165 тыс. Разительно выросло число сожительствующих пар с детьми, не оформляющих семейные отношения. В 1996 г. таких пар насчитывалось всего 539 тыс. (276 тыс. имело одного ребенка, 185 тыс. – двух, 78 тыс. – трех и более), в 2016 г. – 1 262 тыс. (634 тыс. – с одним ребенком, 449 тыс. – с двумя, 178 тыс. – с тремя и более) [29].

Семейные ценности, традиция многодетности, как правило, передаются из поколения в поколения. Дети, являясь частью своей семьи, вольно или невольно во взрослой жизни, копируют модели семейного поведения. Численность детей, носителей традиционных семейных ценностей, из многодетных семей неуклонно сокращается. В 1996 г. в многодетных семьях проживало 3,1 млн. детей, в семьях с двумя детьми – 4,6 млн., в семьях с одним ребенком – 2 млн., а в 2016 г. – только 2,5 млн., 4,3 млн. и 1,9 млн. детей, соответственно. Общее количество детей, проживающих в полноценных семьях, снизилось за 20 лет на 1 млн. Заметно увеличилась численность детей в неполных семьях и сожительствующих парах. В 1996 г. в неполных семьях проживало 2,7 млн. детей, в сожительствующих парах – 0,9 млн., в 2016 г. – уже 3 млн. и 2,1 млн., соответственно [30].

Карьерные предпочтения заменили в сознании британцев семейные ценности, ориентацию на рождение и воспитание большого числа детей. Произошло кардинальное смещение в возрастной структуре британских женщин, имеющих детей. Увеличился средний возраст британских матерей, в 1960-х гг. он составлял 27,2 лет, в 1970-х гг. – 26,6, в 1980-х гг. – 27,4, в 1990-х гг. – 28,1, в 2000-х гг. – 29,1, в 2011-2015-м гг. – 30 [24]. В 1971 г. три четвери всех рождений (78%) приходилось на матерей младше 30 лет, в 2015 г. – менее половины (47%). Многократно увеличилась доля возрастных мамочек. В 1971 г. вклад женщин старше 35 лет в общее количество рождений не превышал 7%, в 1991 г. был уже 9%, в 2001 г. вырос до 17%, а в 2015 г. составил 21%. В 1981 г. только 1% малышей рождался у мам старше 40 лет, в 1991 г. – 1,4%, в 2001 г. – уже 2,7%, в 2011 г. – 4%. Молодые британки все меньше рожают детей. В 1971 г. каждая десятая мама была младше 20 лет, каждая вторая – младше 25 лет. В 2015 г. лишь 3% матерей младше 20 лет, только каждая пятая младше 25 лет [33].

Приведенные выше демографические данные демонстрируют средний по стране уровень, не учитывающий колоссальную разницу в уровне рождаемости между местным британским населением и мигрантами из стран Азии и Африки (индийцы, пакистанцы, бангладешцы, африканцы, карибцы), в среде которых рождаемость в разы превышает общебританский уровень, доля молодежи выше, средний возраст меньше. Например, по данным переписи 2011 г. в стране проживало около 1 млн. африканцев, что составляло около 1,5% от общего населения страны. Однако, среди детей школьного и дошкольного возраста доля африканцев была в несколько раз выше, около 3-5% [41].

Таким образом, поскольку доля этничиских и религиозных меньшинств в общей массе населения страны приближается к 15% [3], реальные демографические показатели у собственно британского населения будут еще хуже усредненных по стране статистических данных.

Подводя итог, мы имеем все основания для констатации факта медленного постепенного вымирания коренного населения Великобритании, наблюдаемого в последние несколько десятилетий.

Заключение

Авторство выражения «демография – это судьба» обычно приписывается французскому философу XIX в. Огюсту Конту. Для современной Великобритании данное изречение как никогда актуально. Страна стоит на пороге колоссальных по значимости изменений, которые только происходили за последние несколько веков.

Ключевой фактор намечающихся масштабных сдвигов – это смена этнического и религиозного состава населения страны, обусловленная двумя параллельно протекающими процессами.

Первый процесс – массовая миграция из стран Азии, Африки и Европы во второй половине ХХ в. и первых десятилетиях XXI в. Именно перманентный, в реальности слабо контролируемый приток мигрантов обеспечил бурный рост численности населения страны.

Второй процесс – вымирание коренного британского населения, не связанное с колебаниями общего уровня жизни. Речь идет о глобальном длительном процессе изменения ценностных ориентиров коренных британцев, сопровождающемся глубокими и, вероятно, необратимыми изменениями в ментальности и образе жизни.

Распространенное мнение о том, что благостояние основной массы населения влияет на демографию, не всегда соответствует дейсвительности. Скорее можно зафиксировать, что уровень жизни и социальные блага непосредственного отношения к демографическим показателям не имеют. 100-150 лет назад население Великобритании проживало в непередаваемое более тяжелых условиях, чем живет сейчас, но рождаемость была в несколько раз выше.

Демографический кризис современной Великобритании – это не краткосрочное явление, а длительный, постепенно развивавшийся на протяжении многих десятилетий процесс, носящий в данный момент все признаки необратимости. Коренное британское население стареет и вымирает, естественным (по факту прибытия и высокого уровня рождаемости) путем замещаясь на мигрантов и их потомков из стран Азии, Африки и Европы.

Демографические тренды развиваются малозаметно для основной массы населения. Снижение рождаемости произошло неодномоментно, а на протяжении многих десятилетий, охватывающих несколько поколений, когда от одного поколения к другому многодетность становится все более и более редким явлением. И вот уже для современных британцев репродуктивного возраста даже создание прочной семьи, не говоря уже о рождении двух-трех детей, есть шаг на столько серьезный и ответственный, что решаются на него далеко не все.

Изменяются люди, изменяется и страна. Нормой становятся немыслимые еще 40-50 лет назад вещи. 5 мая 2016 г. впервые в истории страны пост мэра Лондона занял представитель пакистанской диаспоры, мигрант во втором поколении, Садик Хан (кстати, один из восьми детей в семье пакистанского происхождения) [42].

Как бы ни гордились этнические меньшинства своими отдельными представителями, которые добились успехов на пути интеграции в британское общество, став политиками, бизнесменами, учеными, журналистами, спортстменами, врачами, медиамагнатами, судьями, факт маргинализации городских кварталов с заметной долей небританского населения остается фактом. Такие районы мгновенно становится рассадниками всего объема культурного, этнического и религиозного многообразия Великобритании, которым публично, не вдаваясь в детали, так восхищается премьер-министр Тереза Мэй [43].

Детали, между тем, включают в себя распространение в «цветных кварталах» таких явлениий, как принудительные браки, «убийства чести», многоженство, женское обрезание, торговля людьми, шариатские патрули и шариатские суды, массовые публичные молитвы, перекрывающие целые улицы, наркоторговля, практика изгнания из детей «злых духов» путем физического насилия, навязывание небританского дресс-кода, моделей поведения и пищевых предпочтений, отказ от английского языка, как языка повседневного и домашнего общения, распространение радикального ислама, создание и развитие альтернативных британским социальных и общественных структур, живущих по своим нормам, привычкам и правилам [3].

Ситуация усугбляется тем, что на официальном уровне британские власти демографическую проблему не признают и широко не обсуждают. За последние 15-20 лет ни в одном из знаковых выступлений премьер-министров страны демографический кризис среди собственно британского населения даже не упоминался, не смотря на то, что все статистические данные, подтверждающие этот кризис, находятся в открытом доступе.

Принимая во внимание схожие процессы в других развитых европейских странах (Германия, Франция, прежде всего), речь идет об общем демографическом кризисе западноевропейской цивилизации, неизбежно ведущем в обозримом будущем к социальным катастрофам, этно-религиозным конфликтам и политическим потрясениям. Данное обстоятельство осложняет для британского общества и без того маловероятный слом гибельных тенденций в сфере демографии.
Источник

Международная миграция по странам: число, доля от всего населения, доля женщин, средний возраст, 2000, 2017.

https://theworldonly.org/wp-content/uploads/2018/01/MigrationReport2017_Highlights-25.gif
https://theworldonly.org/wp-content/uploads/2018/01/MigrationReport2017_Highlights-26.gif
https://theworldonly.org/wp-content/uploads/2018/01/MigrationReport2017_Highlights-28.gif
https://theworldonly.org/wp-content/uploads/2018/01/MigrationReport2017_Highlights-29.gif
https://theworldonly.org/wp-content/uploads/2018/01/MigrationReport2017_Highlights-30.gif
https://theworldonly.org/wp-content/uploads/2018/01/MigrationReport2017_Highlights-31.gif
https://theworldonly.org/wp-content/uploads/2018/01/MigrationReport2017_Highlights-32.gif

Источник: MigrationReport2017_Highlights

американская помощь
Экономический и научно-технический рывок, совершенный в 1930-е годы, вывел СССР на первое место в мире. Созданная тогда система плановой экономики, подкрепленная наукой, идеологией и культурой, в 1940-е выстояла в Великой Отечественной войне, а затем смогла ответить на вызов американской «атомной дипломатии».

Но вклад иностранных граждан и фирм в создание технической мощи СССР до сих пор не оценен по достоинству, хотя при жизни И.В. Сталина значение этого вклада понимали. Очерки и статьи об иностранных рабочих и инженерах постоянно появлялись в прессе. Выходили брошюры, в том числе написанные самими иноспецами. Писатели писали романы: так, Илья Эренбург издал роман «День второй» с красочным описанием работавших на стройке в Кузнецке иностранцев.
Источник

Tags: Великобритания, США, видео, инаугурация, миграция
Subscribe
Buy for 10 tokens
Если вас интересует коммерческая недвижимость в Санкт-Петербурге, то вы всегда сможете обратиться к нашим консультантам. Наши специалисты готовы помочь вам в решении всех вопросов, проведут консультацию и предложат наиболее оптимальный вариант.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments