sonateam (sonateam) wrote,
sonateam
sonateam

в Абхазии похитили бизнесмена

россияне выбирают Турцию
Жилье в Турции пользуется спросом у покупателей-иностранцев — и Россия входит в пятерку самых активных стран наряду с Ираком, Ираном, Саудовской Аравией и Афганистаном. Наши соотечественники предсказуемо предпочитают курорты — в основном те, где уже довелось отдыхать. Но отдых от владения все-таки отличается.
Спрос на турецкую недвижимость растет — в мае 2018-го, например, по данным Института статистики Турции (TÜİK), иностранцам было продано 2415 объектов — на 36 процентов больше, чем в мае 2017-го. За 2017 год нерезиденты заключили 22,23 тысячи сделок — на 22 процента больше, чем годом ранее. За год иностранцы вложили в турецкую недвижимость 4,6 миллиарда долларов.
Самыми активными покупателями-нерезидентами к июню 2018-го стали граждане Ирака, на втором и третьем местах — жители Ирана и Саудовской Аравии. Россияне на четвертой строчке; на пятой — граждане Афганистана.
Интерес к жилью со стороны нерезидентов несколько отличается от общих по стране показателей — вообще-то максимальный спрос на недвижимость отмечается в Стамбуле, Анкаре и Измире. Иностранцы же охотнее всего вкладываются в Стамбул, курортные Анталью и Ялову, древнюю столицу Бурсу и только потом — столицу нынешнюю, Анкару. Наши соотечественники предсказуемо предпочитают курорты — в основном те, где уже довелось отдохнуть.
Что можно, что — нет
Турция еще в 2012 году отменила «принцип взаимности», позволявший покупать недвижимость в стране гражданам тех государств, которые предоставляли ту же возможность туркам (с Россией, впрочем, ограничений не было и до того). Но определенные запреты для нерезидентов в стране есть. Например, нельзя покупать недвижимость в приграничных зонах, к которым относится побережье Черного моря. Но в популярных у инвесторов курортных зонах Средиземного и Эгейского морей ограничений на покупку недвижимости для росcиян нет, как нет их и в Стамбуле.
Кстати, за покупку недвижимости в стране (сделка приравнивается к вложениям в местную экономику) иностранцы могут получить ВНЖ, а при вложениях от миллиона долларов — и гражданство.
Но в основном курортная недвижимость, которую покупают россияне в Турции, вполне укладывается в ценовой диапазон от 50 от 100 тысяч евро. Скажем, квартира с гостиной и одной-двумя спальнями в пешей доступности от моря в Аланье обойдется в 60−70 тысяч евро, и это будет новый жилой комплекс в районе с хорошей инфраструктурой, с одним-двумя бассейнами на территории, часто с собственной сауной и хаммамом, бильярдом и тренажерным залом — набор опций, любимых россиянами, отдыхающими в Турции. Правда, никакого «все включено», но продукты, уверяют покупатели турецкой недвижимости из России, и так свежие и дешевые.
Марина и Евгений из Тюмени «размахнулись» и купили квартиру с четырьмя спальнями — чтобы отдыхать не только своей семьей, но и с друзьями. «Квартира обошлась нам в 90 тысяч евро, включая все дополнительные расходы, — рассказывает Марина. — Мы выбрали несколько вариантов через интернет, потом связались с компанией, приехали на просмотр. Наша квартира единственная была с таким количеством комнат и в нашем бюджете — правда, кухня оказалась в реальности чуть меньше, чем мы представляли, а одна из спален проходная, но как вариант для отдыха это нас устраивает. Сначала думали было сдавать ее в то время, пока сами не живем, но оказалось, что посуточно это делать нельзя, а на долгий срок сами не хотим. Все-таки покупали для себя».
Что касается запрета на краткосрочную аренду — это действительно нововведение последних лет, о котором знают не все. Ее не то чтобы совсем запретили, но с января 2017 года сдавать жилье посуточно может только юридическое лицо с соответствующей лицензией.
Владельцу такого бизнеса придется не только платить налоги, встать на учет в полиции и регистрировать всех гостей в специальной системе (это все рабочие моменты), но и купить или снять отдельно стоящее здание, в котором должно быть несколько десятков спальных мест. Иначе лицензии не видать.
Берем лиры, доллары, евро, рубли
Жители Подмосковья Инна и Андрей купили квартиру в Аланье в 2017 году. «Я квартиру смотрела только через интернет, а приехала, когда уже ТАПУ (местный документ, подтверждающий право собственности — прим. “Дома”) получили. Андрей слетал один раз — внести задаток, а дальше риелторы все оформляли по доверенности. Даже обстановку нам дистанционно заказали и все поставили — обошлось тысяч в семь долларов, по-моему», — рассказывает Инна. Такие «пакетные» услуги очень распространены на местном рынке недвижимости и сильно упрощают жизнь покупателям. Стандартный гонорар риелтора составляет около трех процентов от рыночной стоимости квартиры. «Задаток у нас был 12 тысяч евро, от внесения до права собственности прошло месяца два, — говорит Инна. — Самое смешное, что когда приехали, муж встретил здесь своего сослуживца, тот тоже купил квартиру в Аланье. Он родом из Казани, мусульманин, поэтому брал “исламскую ипотеку” в местном банке — 25 тысяч долларов на пять лет, переплата совсем небольшая — меньше пяти тысяч».
На самом деле обязательных требований к вероисповеданию у банков, которые выдают так называемую «исламскую ипотеку», нет. Наоборот, спрос на их услуги создают правоверные мусульмане, по религиозным соображениям не имеющие права давать или брать деньги в долг под проценты. Поэтому кредит на жилье выглядит так: банк покупает квартиру, которая нравится заемщику, и продает ее ему чуть дороже и в рассрочку. Получается дешевле обычной ипотеки.
Кстати, обычную ипотеку местные банки тоже дают — причем не только в лирах, долларах и евро, но и в рублях.
Такие программы есть у Deniz Bank, входящего в структуру «Сбербанка». Стандартные ставки по ипотеке для иностранцев в долларах и евро составляют 7−8 процентов годовых, в рублях у Deniz Bank — увы, 18 процентов и на срок до 10 лет (в долларах и евро могут дать и на 15). Первоначальный взнос, по требованиям основных банков, побольше, чем в России: от 25 процентов. Кроме того, как говорит Ирина, имеет смысл пообщаться насчет рассрочки и с застройщиками. Почти всегда они готовы предоставить беспроцентную рассрочку до ввода дома в эксплуатацию, а некоторые еще и предлагают свои программы кредитования — до пяти лет, и ставка часто ниже ипотечной.
За все надо платить
«Я вообще случайно купил квартиру. Поссорился с девушкой, купил первый попавшийся тур дешевый на одного и поехал отдыхать в конце октября, — рассказывает Сергей. — Времени было две недели, сначала просто отдыхал, потом стало скучно — начал ездить на все экскурсии подряд, от фабрики шуб до объектов недвижимости. С шуб сбежал гулять по Анталье, а вот недвижимость заинтересовала». По словам Сергея, такая покупка — это вариант скорее с расчетом на семейный отдых с детьми, в его случае — «навырост». Но он уже вывозил отдыхать пожилых родителей — те в восторге. Поскольку работает он дистанционно, думает проводить в новом доме несколько месяцев в году. «Честно говоря, это была спонтанная покупка, поэтому побаиваюсь, все ли учел. Например, расходы на электроэнергию весной-летом — около 20 долларов в месяц, а кто его знает, что будет зимой. Стандартная плата за обслуживание дома у меня — 28 долларов в месяц, причем платить надо за год вперед».
По расчетам портала Prian.ru, стандартный набор расходов на коммунальные услуги для 65-метровой квартиры с гостиной и одной спальней стоимостью 60−65 тысяч евро составят около 1900 евро в год. Сюда входят уход за территорией дома, чистка бассейна, содержание общих зон (лобби, бильярдная и т. п.) в размере около 550 евро в год, четыре газовых баллона на 30 евро каждый, плата за воду и электричество — около 100 евро в месяц, а также ежегодный налог в размере 100 евро.
При покупке квартиры в Турции, как подсчитали эксперты портала, надо рассчитывать, помимо собственно рыночной стоимости, еще и на госпошлину при оформлении ТАПУ (250 евро), доверенность нотариусу (100 евро), обязательную страховку (30 евро), оплату за подключение коммунальных услуг (150 евро). В числе крупных трат будут также гонорар риелтора (три процента — для квартиры из примера выше — это от 1800 евро за сделку) и налог на покупку недвижимости.
Последний рассчитывается как четыре процента от кадастровой стоимости, которая обычно ниже рыночной — для квартиры за 60−65 тысяч евро это может быть и 30 тысяч, соответственно, налог составит 100 евро. При этом власти Турции регулярно устраивают «распродажи» для привлечения покупателей-иностранцев — например, до конца октября 2018-го налог снижен до трех процентов от кадастра. Кстати, в числе обсуждаемых мер еще и снижение порога инвестиций в экономику Турции для получения гражданства — с миллиона долларов до 300 тысяч.
Источник

не платят за газ и свет
Виновные в воровстве энергоносителей на Северном Кавказе должны быть наказаны, потребовал Дмитрий Медведев. Власти не первый год борются с вопиющими неплатежами в кавказских республиках. Почему же ситуация до сих пор не сдвинулась с мертвой точки – и что нужно сделать, чтобы заставить жителей Кавказа платить за потребляемые ими ресурсы?
Премьер-министр Дмитрий Медведев требует наказать виновных в воровстве энергоносителей в регионах Северного Кавказа.
По его словам, «газовые, электрические сети на Кавказе сильно изношены и на потери при транспортировке часто списывают все, что фактически было просто украдено как в результате самовольных подключений и врезок, так и с применением различных схем уклонения от уплаты, включая намеренное банкротство предприятий ЖКХ, энергосбыта». «Чтобы переломить ситуацию, требуется координация усилий глав регионов, руководства энергокомпаний и правоохранительных органов», – считает Медведев. Премьер добавил, что потребуются в том числе и кадровые решения.
Неплатежи за свет и газ, а также воровство этих энергоресурсов – вот две главные проблемы региона, которые тесно переплетаются. В 2017 году на Кавказе было оплачено меньше 85% потребленного газа, общая задолженность выросла на 13 млрд рублей, долги за электроэнергию увеличились более чем на 3,5 млрд рублей, говорит Медведев.
И нельзя сказать, что ничего не делается. По данным Газпрома, за первый квартал 2018 года просроченная задолженность в регионе выросла с 26,9 до 35,6 млрд рублей. С помощью правоохранительных органов за это время вернули всего 320 млн рублей. Исков физлицам было предъявлено более 27 тыс. Количество ограничений подачи газа увеличено в 2,5 раза, отчитывался Газпром в мае. Ведутся работы по пресечению незаконных подключений к сетям, изменений показаний приборов учета, использования несертифицированного газового оборудования. Но улучшения ситуации не происходит.
Доля Северного Кавказа в долгах на оптовом рынке электроэнергии выросла с 50% до 65%, сообщили в июне в НП «Совет рынка». В большинстве субъектов Северного Кавказа по-прежнему наблюдаются высокий уровень задолженности за услуги энергопотребления и колоссальные потери – до 37%, отмечал глава Россетей Ливинский. Самую низкую платежную дисциплину, по его словам, демонстрируют предприятия и организации ЖКХ и управляющие компании в многоквартирных домах.
Почему же Северный Кавказ отличается неплатежами и воровством энергоресурсов?
«Люди не платят не из-за того, что у них денег нет. Как правило, самые обездоленные слои населения – пенсионеры – платят регулярно и у нас, и там. Это старая советская закалка. Причина неоплаты даже не в менталитете, а в сложившейся практике. Если ты не платишь и тебя не отключают, то какой смысл платить. Твой сосед не платит, и ты тоже перестаешь платить», – говорит ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.
В 90-е годы, когда была разруха, такая ситуация воспринималась как логичная и понятная, но с тех пор она стала частью жизни на Северном Кавказе. Чтобы искоренить это, требуются жесткий контроль и наказание. Но в регионе с этим как раз проблемы из-за кумовства, сильных социальных и семейных ценностей, особенностей местной культуры.
«У силовиков, которые пришли отключать населенный пункт за неуплату, тоже есть родственники.
Это не обезличенный потребитель, а всегда представитель семьи или человек, который тебе когда-то оказывал услугу. Это все порождает сложности в борьбе с неплательщиками», – говорит Юшков.
В-третьих, регионы Северного Кавказа фактически находятся за пределами единого правого поля России. «Даже если энергетические компании подают в суд, чтобы взыскать задолженность, им отказывают в возбуждении дел. Газпром в своей статистике это показывал: заявлений подают много, но местные правоохранительные органы реагируют редко, и даже если дело доходит до суда, то решения суда не всегда выполняются», – добавляет собеседник.
Должна быть комплексная реформа для решения проблемы. В частности, надо вынести счетчики из домов, чтобы их нельзя было подкрутить. Установка промежуточных счетчиков на сетях даст возможность понимать, на каком именно участке идут большие потери электроэнергии. Это сигнал для правоохранительных органов о незаконном подключении. Но главное, конечно, точечные отключения от газа или электричества за неуплату.
«Главный метод – это отключение. Это должна быть жесткая позиция со стороны государства. Иностранцы удивлялись: «Как это так? Если в Чечне, Дагестане, Ингушетии не заплатят за мобильный телефон, он же автоматически выключается, ты не можешь звонить. Почему же электричество отключать запрещают?» – рассказывает Игорь Юшков.
Чтобы вернуть северокавказские регионы в единое с Россией правовое поле, где за неуплату идет наказание в виде отключения от услуги или даже тюремный срок за мошенничество, необходима отмашка как от федеральных, так и от региональных властей. К примеру, к Тульской области два года назад целый поселок цыган воровал энергоресурсы и не платил. Его жители оказали жесткое сопротивление правоохранительным органам, которые пришли сносить незаконные подключения. Однако власти сурово отреагировали, и это подействовало – теперь цыгане официально оплачивают ЖКХ.
Или в Грузии, которая также страдала от колоссальных неплатежей, в один момент власти также пришли к необходимости жестких действий. «Дошли до того, что в Тбилиси – столице страны – электричество подавалось по три часа в день. Грузинские власти сознательно пошли на принцип: не платишь – тебя отключают», – приводит пример собеседник.
Почему же руководство Северного Кавказа боится идти на жесткие меры? «Они считают, что не надо раскачивать лодку, вызывать социальное напряжение. Когда копятся миллиардные задолженности за неоплату газа и света у потребителей твоего региона – это не так страшно, как если люди выходят на митинг к зданию местной мэрии и начинают скандировать «Долой власть», – говорит эксперт ФНЭБ.
Грузинские власти тоже стояли перед дилеммой – терпеть миллиардные долги или рискнуть получить социальный взрыв.
«Но в Грузии дошли до ручки – не было денег ни на модернизацию сетей, ни на развитие генерации, предстояло вернуться в каменный век. Тогда экономические интересы преобладали. Решили поднять тарифы – раз, заставить людей платить – два. И они это сделали»,
– напоминает Юшков.
Но у Грузии, в отличие от Северного Кавказа, не было Москвы, которая щедро закрывает дыры северокавказских бюджетов за счет федерального бюджета. «Даже лобби Газпрома не хватило, чтобы переломить ситуацию в наших кавказских республиках. В других регионах такого эффекта не наблюдается – там власти не опасаются, что если они отключат электричество, то будет бунт. Поэтому там компании активно судятся и отключают от энергоресурсов неплательщиков», – говорит собеседник.
На федеральном уровне тоже боятся дестабилизации Кавказского региона. «Боятся, что придут деньги из ближневосточных монархий, как это было в 90-е, плюс западные товарищи с радостью скажут, что это не сепаратисты, а повстанцы, которые борются за свободу», – говорит эксперт.
«Мы видим истории, когда преступника поймали, а его друзья, родня отбили его у полицейских. Эти регионы частично выпадают из единого российского правового поля. Там особые законы. Изменить ситуацию можно, только если авторитетный руководитель региона даст сигнал, что с этим теперь боремся. Так с Кадыровым было, когда он лично дал распоряжение платить за газ и электроэнергию, и в какой-то момент задолженность моментально существенно сократилась. Потом, правда, все вернулось на круги своя», – заключает эксперт.

Источник

в Абхазии похитили бизнесмена
Глава холдинга «Полиграфоформление» Максим Яковлев похищен в Абхазии. Через посыльного он передал жене записку с просьбой собрать 200 млн рублей в качестве выкупа.
Как стало известно «Фонтанке» 18 июля, в Петербурге возбуждено уголовное дело о похищении гражданина России из корыстных побуждений. В Следственный комитет обратилась супруга Максима Яковлева. По ее словам, бизнесмен исчез во время длительного путешествия в Абхазию. В доме, в котором Яковлев останавливался, наблюдались следы борьбы и крови, мебель частично сломана.
По данным «Фонтанки», похищение состоялось 20 июня. Через некоторое время его жене прислали рукописную записку с лаконичным объяснением и просьбой собрать 200 млн рублей. По предварительным данным, почерк принадлежит похищенному.
Максим Яковлев временно уезжал из России в Абхазию, чтобы выйти из-под статуса валютного резидента. С января 2018 года лица, имеющие счета за границей, освобождены от необходимости отчитываться о движении денежных средств, если срок пребывания за пределами России в течение календарного года по совокупности превышает 183 дня. Яковлев владеет долями в зарубежных компаниях, в том числе контролирует кипрскую «Девонкрофт Ентерпрайзес Лимитед». Она числится основным собственником долей холдинга «Полиграфоформление».
Бизнесмен, который также является миноритарием Кировского завода, скорее всего, вынужден был жить в Абхазии. Другая заграница ему закрыта. В отношении него по заявлению бывшего партнера возбуждено уголовное дело в Киргизии, Яковлев заочно арестован и объявлен в розыск по линии Интерпола.
Источник
Источник
Tags: Абхазия, Кавказ, Турция
Subscribe
Buy for 10 tokens
Если вас интересует коммерческая недвижимость в Санкт-Петербурге, то вы всегда сможете обратиться к нашим консультантам. Наши специалисты готовы помочь вам в решении всех вопросов, проведут консультацию и предложат наиболее оптимальный вариант.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments